Агония и гибель Карфагена



Переговоры о мире, проходившие при посредничестве одного из сыновей Масиниссы, не увенчались успехом. Гасдрубал не мог довольствоваться обещанием сохранить ему жизнь. Тогда Сципион Эмилиан удвоил усилия, чтобы завершить дело до истечения его консульских полномочий. Весной 146 года до н. э. он начал штурм. Армия захватила военный порт, овладела дом за домом нижней частью города и расположилась на агоре, у подножия холма Бирсы. На утро следующего дня Сципион поджег улицы. Шесть дней и шесть ночей потребовалось ему, чтобы покончить с цитаделью. На седьмой день римляне увидели направлявшиеся к ним толпы из 55 тысяч горожан, которые сдались на милость победителя. Гасдрубал сначала скрывался в храме Эшмуна, но потом сдался Сципиону. Его жена, одетая в праздничный наряд, у него на глазах бросилась с обоими сыновьями в огонь, разведенный римскими перебежчиками, которые не могли надеяться на пощаду.

Сенат действовал безжалостно. Пленные были обращены в рабство или погибли в тюрьмах. Гиппон-Диаррит (Бизерта) поплатился за свою верность Карфагену и был разрушен. Землю, на которой стоял Карфаген, предали проклятию и завещали богам. Никому не разрешалось селиться на ней. Город должен был быть снесен с лица земли. Уничтожением этого города, как двенадцать лет спустя уничтожением Нуманции, руководил поклонник эллинистической культуры Сципион. Хладнокровно выполнял он свою роль палача. Правда, при виде рушившихся стен у него, согласно преданию, мелькнула мысль о недолговечности империй, и он подумал о судьбе Рима. Во всяком случае, он процитировал два стиха Гомера о злоключениях Трои.