Римская Африка при Цезаре



По сути дела Arfica nova не сразу познала римскую цивилизацию в ее лучшем виде. Первый наместник, историк Саллюстий, облагал Африку податями, которые, по мнению самих римлян, были непомерными даже по сравнению с установившейся практикой. Царские поместья были присоединены к ager publicus и обогащали тех же лиц, что и прежде.

Вряд ли у Цезаря оставалось время для основания колоний в Нумидии. Но он селил пролетариев и ветеранов в Africa vetus. Подобно Гракху, пример которого нередко вдохновлял Цезаря, он строил планы создания колонии в Карфагене (Colonia Julia Carthago). «Выведение» имело место, согласно его планам, либо в год его гибели, либо, что более вероятно, одним-двумя годами позже, но вне пределов проклятой территории. В 39 году до н. э. сюда переселились новые группы колонистов, восстановившие культ Церер. Возможно, что Цезарю принадлежит заслуга основания юлианских колоний: Курубиса (Корбы), Клупеи (Келибии), Карписа (Хеншир-Мраиссы), Гиппон-Диаррита (Бизерты), Фисдруса (аль-Джема), созданных поблизости от древних мест поселения.

После смерти Цезаря Африка переживала беспокойное время. Цезарианцы и республиканцы оспаривали власть над Africa vetus и Africa nova, и в зависимости от исхода конфликтов и соглашений они переходили из рук в руки, то к Октавиану, то к Антонию, то к Лепиду.

Вначале управление Africa vetus было поручено воину-республиканцу, другу Цицерона — Кв. Корнифицию, которого сенат, руководствуясь заботой о снабжении Рима хлебом, настраивал оказывать сопротивление намерениям цезарианцев. Напротив, Africa nova находилась в руках назначенного еще Цезарем наместника Т. Секстия, и сенат поспешил лишить его легионов. Конфликт между представителями двух противоположных политических течений был неизбежен. Он разразился немедленно после создания триумвирата в составе внучатого племянника Цезаря — Октавиана, консула 44 года до н. э., Марка Антония и Лепида, наместника Ближней Испании и Нарбоннской Галлии, незадолго до этого получившего сан великого понтифика (27 ноября 43 года до н. э.). При разделе провинций Африка вместе с Сицилией и Сардинией досталась Октавиану. Секстий тотчас примкнул к триумвирам и с войсками, навербованными в его провинции, вторгся на территорию Корнифиция, не признававшего никакой другой власти, кроме сената. После смелого рейда вплоть до Гадрумета он был отброшен в Нумидию, но затем при поддержке берберских контингентов Арабиона, сына Масиниссы, перешел в решительное контрнаступление, наголову разбил Корнифиция, который был убит при этом, и стал властителем обеих Африк.

После нового раздела провинций (42 год до н, э.) африканские владения, обещанные было Лепиду, фактически достались Антонию (Africa vetus) и Октавиану (Africa nova). Разрыв между этими двумя триумвирами повлек за собой борьбу между их наместниками, которая закончилась победой ставленника Антония. Но последний был вынужден уступить Африку Лепиду, который не использовал свои многочисленные войска для новых завоеваний и на протяжении четырех лет мирно правил Африкой (40—36 годы до н. э.). Начиная с 36 года до н. э. Октавиан оставался неоспоримым властителем обеих Африк и владений Ситтия, которые в скором времени были объединены в одну сенатскую и проконсульскую провинцию (27 год до н. э.).

В 29 году до н. э. Октавиан поселил колонистов в Карфагене, причем не за пределами проклятой территории, а на том самом месте, где 117 лет назад возвышалась пуническая столица. Он чувствовал себя достаточно сильным, чтобы пренебречь религиозными предрассудками, против которых не решились восстать Флакк и Г. Гракх. Октавиан предоставил Вергилию позаботиться о том, чтобы пышной поэтической мантией прикрыть отважный реализм властителя мира.

Если восстановить план пунического Карфагена невозможно, то планировка Colonia Julia постепенно вырисовывается во всех своих деталях. Изучая остатки сточных канав, прокладывавшихся по принципам gro-matici veteres (древних землемеров), Ш. Сомань пришел к выводу о симметричном расположении кварталов, сгруппированных в четыре сектора, и восстановил продольную и поперечную линии при межевании участка. На основании следов сточных канав, сооружавшихся, как правило, параллельно направлению улиц, и по местонахождению памятников, тесно связанных с их расположением, инженер Давин определил общую планировку и ширину улиц.

Октавиан не ограничивал свои усилия Карфагеном. Он деятельно проводил политику колонизации и урбанизации и продолжал ее и после установления принципата, основывая автономные общины коренного населения и колонии. Среди них были, несомненно, Сикка Венерия (аль-Кеф), Тубурбон Майус (Хеншир Касба) и Утина (Удна).