Погребения



От захоронения в естественных пещерах, распространенного в доисторический период, берберы перешли к вырубанию в отвесных скалах четырехугольных склепов с вертикальным проемом, напоминавших жилища, — хаванет (от арабского ханут — лавка). В этих, обычно узких склепах берберы хоронили покойников. Выше уже говорилось, что М. Солиньяк объясняет расположение хаванет эгейским влиянием. Во всяком случае, они относятся к очень отдаленному времени, возможно, как считает Ст. Гзелль, к периоду до 1 тысячелетия до н. э.

Если в доисторический период берберы хоронили трупы в самом стойбище, то позднее они стали располагать погребения за пределами поселений, под курганами из камней или из смеси камней и земли. Эти базина (по-арабски реджем — куча камней) являются типично берберскими памятниками; некоторые из них достигают 150 м в окружности; захороненные в них кости часто заключены в короб из плит. Местом погребения служили также дольмены под одним монолитом, частично или целиком покрытые курганами, и шушет (от арабского шуша — тюбетейка) — могилы в форме цилиндрических башен, ведущих свое происхождение от дольменов. Эти сооружения из камня, в частности дольмены, появились в глубокой древности, в эпоху неолита. Однако подобные же способы погребения существовали на протяжении еще очень длительного времени, хотя и подверглись неизбежной эволюции, как это показывает сравнение с некрополями, раскопанными доктором Роффо на уэде Уэрке (юг департамента Алжир) и в Айн аль-Хамаре (к югу от Улед-Джеллаля). Первый, очевидно, относится к периоду до н. э., второй, по всей видимости, датируется III или IV веком н. э.

Обычно в одну могилу укладывали несколько покойников, предварительно сгибая их или перемешивая их кости, отделенные от мяса. Иностранное влияние иногда сказывалось в том, что трупы клали в длину, а в подражание карфагенянам и грекам, начиная с III в. до н.э., берберы, очевидно, в виде исключения сжигали покойников. Доисторический обычай окрашивать трупы охрой существовал еще во II веке н. э. Когда покойника хоронили отдельно, в могилу клали его скудное имущество— драгоценности, бусы, а главное, глиняную посуду.

Ориентация могил на восток, миски для пищи, поставленные рядом с трупами, желобки для жертвенных возлияний около дольменов — все говорит о вере в загробный мир; перегибание трупов и перемешивание костей отражает, по всей видимости, страх перед возвращением мертвых.