Проникновение ливийцев в Египет



Доподлинно известно, что в периоды смут долина Нила подвергалась набегам ливийцев. Начиная с первой Тинитской династии (около 3300 лет до н. э.) в таких документах, как, например, палетка Нармера, рассказывается о победах фараона над ливийцами. Это их называли в текстах техену, а на рисунках изображали вооруженными стрелами и бумерангами. Богиня Нейт в четвертом и пятом номах называлась «ливийской». Фараон был вынужден принять «большую белую корону (из рук) этих очень знатных чужеземцев, стоявших во главе ливийцев». Может быть, в то время существовало египетско-ливийское царство Запада.

На дошедших до нас памятниках изображены бои, которые вели с ливийцами цари V Мемфисской династии, чтобы положить конец беспорядкам, предшествовавшим их приходу к власти (около 2600 года до н. э.). Очевидно, это были решающие бои, так как до конца Среднего царства ливийцы более не угрожали Египту. Рамсес II, отбив одно из их наступлений, завербовал ливийцев в свое войско, чтобы отразить натиск хеттов (начало XIII в. до н. э.). Когда на престол взошел его сын Мернептах, ливийцы входили в состав могущественной коалиции «народов моря», оказавшей сопротивление индоевропейской экспансии. Объединившись с северными пиратами — ликийцами, шарданами из Сард, сагалассами, тирсенами с Лемноса и ахейцами,— лебу, или ливийцы составили основное ядро армии, которая предприняла неудачную попытку захвата Дельты (1227 год до н. э.). Возможно, эти лебу были выходцами из Атласа. Отмечают, что «имена лебу и их вождей тождественны именам нумидийцев классического периода» (А. Морэ). Во всяком случае, именно они дали свое имя Ливии и во главе разнородной коалиции техену и индоевропейцев сыграли важную роль в истории Египта. В конце концов Рамсес III, несмотря на одержанную им блестящую победу в битве при Мемфисе, был вынужден в 1189 году до н. э. поселить их в Дельте на территории «в десятки миль», где они и жили, не признавая его власти.

Воспользовавшись последовавшей затем анархией, начальник ливийских наемников установил свою власть в Гераклеополе, в Среднем Египте. Его седьмой потомок Шешонк I завоевал Дельту, разделил земли между ливийцами и основал XXII династию (950 год до н. э.). Фольклор того периода впервые изображает воинственное общество, резко отличавшееся от египетского общества. Царство Напата, в конце VIII века до н. э. простиравшееся от первых нильских порогов до Абиссинии, было основано не потомками древних жрецов бога Амона, как это предполагалось в течение продолжительного времени. Раскопками Райзнера доказано, что в стране Куш установилась власть ливийцев, так же как и в Дельте, которая находилась под властью северных ливийцев. Они были искусными всадниками в отличие от фараонов, водителей колесниц. Никто не проявлял большей преданности богу Амону и его жрецам, чем эти чужеземцы, обосновавшиеся в Египте. Через них, очевидно, египетская цивилизация оказывала влияние на западных ливийцев, а ее отдаленные отзвуки достигали, быть может, африканского Дальнего Запада.