Окончание войны



Ни одной из сторон не удавалось добиться решающего перевеса: Рим не мог взять ни Лилибей (Марсалу), ни Дрепан (Трапани), ставшие оплотом карфагенского сопротивления, и потерпел два поражения на море (249 год до н.э.), в результате чего его флот сократился до 60 кораблей. Пуническим генералам недоставало войск, а может быть, и храбрости для серьезного контрнаступления. Но умелая тактика Гамилькара Барки внушала римлянам серьезные опасения. Заняв позиции на горах Эйркте близ Палермо (несомненно, гора Кастелаччо) и в Эриксе (гора Сан-Жулиано, возвышающаяся над Трапани), солдаты Гамилькара нарушали коммуникации вражеских гарнизонов и препятствовали движению транспортов.

Как Рим, так и Карфаген испытывали недостаток в деньгах; в результате политических интриг в Риме выдвигалось все больше бездарных полководцев; Карфаген же мог рассчитывать только на гений Гамилькара. Военные действия затягивались, им не было видно конца. Но военный империализм римлян отличался большим упорством и был более цепок, чем торговый империализм карфагенян. Рим снова предпринял попытку решить исход войны на море. Римской знати было предложено снарядить 200 пятипалубных судов, которые атаковали Дрепан, а затем близ Эгатских островов (10 марта 241 года до н. э.) потопили и захватили корабли карфагенского флота снабжения. Не располагая ни финансовыми резервами, ни достаточной армией, Карфаген решился на переговоры о мире. Он должен был эвакуировать Сицилию и острова, расположенные между Сицилией и Италией (речь шла, несомненно, о Липарах), и в течение десяти лет выплатить контрибуцию в размере 3200 талантов.