Морские экспедиции Гимилькона и Ганнона



В поисках рынков Карфаген проявлял необычайную отвагу, простирая свои устремления за Геркулесовы столпы. В середине V века до н. э. два Магонида получили задание отправиться в дальние края. Гимилькон обогнул берега Испании и Галлии и, по-видимому, дошел до Англии, а может быть, даже и до Ирландии. Перед ним, несомненно, стояла задача стянуть к Гадесу торговлю оловом и свинцом, в которой Массалия стремилась сохранить свою монополию. «Царь» Ганнон, если верить преданию, направился на юг во главе шестидесяти судов с переселенцами на борту и по возвращении на родину велел высечь на камне рассказ о своих подвигах, отзвуки которого дошли до нас в переводе или изложении греков. К сожалению, интерпретация этого документа сопряжена с многочисленными трудностями, приведшими комментаторов к различным и разноречивым выводам.

По мнению Ст. Гзелля, Ганнон вышел из Галеса и, основав семь колоний, самая южная из которых — Керна находилась, очевидно, приблизительно на широте Канарских островов, отправился дальше в обход африканских берегов, приближаясь к экватору. Эта интерпретация, ставшая в какой-то мере классической, до последнего времени оспаривалась только в деталях. Но недавно Ж. Каркопино подверг эту теорию беспощадной критике. Отправной пункт Ганнона и срок плавания не вызывают у него серьезных возражений. Но по трем важнейшим пунктам Ж. Каркопино расходится со своими предшественниками. Прежде всего он считает путешествие Ганнона не одной непрерывной экспедицией, а как бы серией экспедиций, начинавшихся со все более отдаленных баз. Керну он относит дальше на юг и считает, что она находилась недалеко от острова Херн, расположенного поблизости от Вилья-Сиснероса (Рио де Оро). Наконец, и это главное, он утверждает, что путешествие было предпринято с целью оттеснить от торговли золотом, которое добывалось в Судане и доставлялось караванами в Керну, древнюю финикийскую колонию Лике, и сосредоточить эту торговлю в руках Карфагена. Хотя эта теория встречала некоторые возражения, а иногда и открытую неприязнь, ей нельзя отказать в том, что она пытается выяснить цель экспедиции, главной движущей силой которой до сих пор считали научную любознательность. То, что нам известно о пунийцах, позволяет думать, что они больше помышляли о торговле, чем о географических открытиях. Совсем недавно было высказано мнение, что Ганнон не намного удалился к югу от Дра.