Карфагеняне — морские извозчики



Кажется, что вся жизнь Карфагена и его политика были обусловлены необходимостью продавать и покупать, что его экономическая роль сводилась в основном к тому, чтобы обеспечивать концентрацию сырья, последующей перепродажей которого он и занимался (почти так же, как впоследствии это делали голландцы), тогда как готовые изделия служили лишь простым средством обмена.

Самая структура карфагенской империи предполагает, что гавани имели значение не только для мореплавания, но служили также начальными и конечными точками движения обозов и караванов. Из глубинных районов Африки в порты Сирта и атлантические колонии поступали золото, слоновая кость, шкуры животных, рабы. Испания снабжала Карфаген серебром из своих рудников и доставлявшимися издалека металлами и янтарем. Масла и вина Сицилии, хлеб, медь и серебро Сардинии стекались в африканскую метрополию.

Эта торговля, кажется, долгое время велась на основе простого обмена. Лишь во второй половине IV века до н. э. Карфаген начал чеканить первые деньги из бронзы, и только в III веке до н. э. появились серебряные монеты. Но и тогда потребность в денежных знаках диктовалась скорее военными нуждами, чем интересами торговли.

Народы, стоявшие на более или менее примитивном уровне развития, с которыми поддерживал экономические связи Карфаген, значительно меньше ценили неосязаемый символ, каким был для них кусочек металла, чем специально для них изготовленные товары: ткани, глиняную посуду, бусы, оружие, столярные изделия, благовония и т. д. — одним словом, третьесортную продукцию Карфагена.