Пирр и Гиерон Сиракузский



Карфагеняне воспользовались гражданской войной, вспыхнувшей после смерти Агафокла, для нового вмешательства в дела Сицилии. Они освободили покоренные Агафоклом города и вернули Сиракузы к границам своей собственной территории. Однако италийские наемники — мамертинцы, которые должны были эвакуировать Сиракузы, не пожелали возвратиться в Кампанию и, совершив переворот, овладели Мессаной, откуда предпринимали набеги вплоть до Западной Сицилии.

Карфаген еще не отказался от надежды завоевать весь остров. Воспользовавшись тем, что отважный авантюрист Пирр, царь Эпира, вел военные действия в Италии, Карфаген подписал договор с Римом, который признал его гегемонию в Сицилии. Карфагеняне осадили Сиракузы, но осажденные обратились к Пирру с просьбой о вмешательстве. Царь Эпира захватил все владения карфагенян, кроме Лилибея, и помышлял уже о том, чтобы перенести военные действия на территорию Африки, но военные неудачи и восстания сицилийцев побудили его переправиться в Италию (весна 275 года до н.э.). Карфаген тотчас восстановил свои западные владения, а затем, воспользовавшись внутренними волнениями в Сиракузах и столкновениями между сиракузянами и мамертинцами, расположил свои гарнизоны на Тирренском побережье, занял Липарские и Эолийские острова, продвинулся к Милам и Мессане и вторгся на территорию Сиракуз. Торговые победы шли рука об руку с военными или даже опережали их. Казалось, недалек был день покорения Карфагеном всей Сицилии.

Но Сиракузы вновь выдвинули из своей среды вождя — Гиерона (270? год до н.э.), который спас город, решительно покончив с внутренней анархией и разбив войско мамертинцев. Гиерон, несомненно, продвинулся бы до Мессаны, если бы карфагенский адмирал не опередил его, разместив там свой гарнизон (269—268 годы до н. э.). Но тем не менее Гиерон снискал себе любовь римского народа.