Карфаген и Рим лицом к лицу



Овладев Мессаной, Карфаген оказался лицом к лицу с Римом, который незадолго до этого восстановил свою власть над Регионом на противоположной стороне пролива. До этого времени отношения между двумя городами носили скорее сердечный характер. Несколько договоров издавна определяли их взаимные права. Некоторые ученые полагают вслед за Полибием, что наиболее древний из договоров относится к первому году Римской республики (509 год до н. э.), к тому периоду, когда революция ослабила силу римской экспансии. Мнения этих ученых поддерживает своим авторитетом Ст. Гзелль. Однако после Моммзена многие другие исследователи (А. Ниссен, О. Мельцер, Э. Пайс, А. Пиганьоль) считают, что не могло быть и речи о заключении договора ранее 348 года до н.э. и что даже второй текст Полибия следует относить к первому договору. Так или иначе, по условиям договора Рим имел право беспрепятственно торговать в карфагенской Сицилии и даже в порту самого Карфагена, но ему был закрыт доступ в воды за Прекрасным мысом (мыс Сиди-Али-аль-Мекки к северу от Карфагена) и за городами Мастия и Тарсена (около мыса Палое, недалеко от будущей Картахены). В портах Африки и Сардинии римские корабли не имели права укрываться от шторма более 5 дней. Третий договор (306 год до н.э.), текст которого не мог быть известен Полибию, предусматривал, если верить греческому летописцу Филину Аграгантскому, невмешательство Карфагена в дела Италии, а Рима — в дела Сицилии. Последнее соглашение (278 год до н.э.), заключенное во время войны с Пирром, подтверждало права Карфагена на торговлю с Западом, но содержало в основном военные статьи, которые до сих пор остаются неизвестными.

Несомненно, с 306 года до н. э. Рим обязался не вмешиваться в дела Сицилии. Но Карфаген после взятия Тарента Пирром, очевидно, не обращал должного внимания на свои обещания соблюдать нейтралитет в Италии. Рим в этом отношении не уступал Карфагену, а их взаимные претензии на Мессанский пролив превышали все остальное.

Когда мамертинцы, изгнанные из Мессаны, обратились за помощью к Риму, центуриатные комиции навязали сенату свою волю и проголосовали за вмешательство, может быть, под давлением знатных семей кампанийского или самнитского происхождений. Консул Аппий Клавдий пересек пролив и поставил гарнизон в Мессане (264 год до н.э.).