Датировка наскальных изображений



Если никто не оспаривает тот факт, что наскальная живопись продержалась еще многие века после наступления нашей эры, то это единодушие исчезает при попытках датировать, хотя бы приблизительно, первые ее проявления. По сути дела, исследователи зачастую усложняли стоявшую перед ними проблему, выдавая рабочую гипотезу за общепринятые выводы. В настоящее время уже не пользуются признанием выводы Г. Б. Фламана, сделанные им на основании различий в способах выполнения наскальных рисунков и толщины слоя патины. Достоверность дат, установленных путем сопоставления наскальных рисунков с датированными археологическими памятниками, зависит, естественно, от правильности датировки последних. Что касается палеозоологических рисунков, их значение нередко преувеличивают, так как невозможно доказать, что тот или иной рисунок изображает, например, последнего буйвола или первого верблюда. К тому же то, что связано с верблюдом, в частности его история, продолжает оставаться настолько загадочным, что исследователи не решаются придавать его изображению в наскальных рисунках решающее значение для их датировки. Предложенная Т. Монодом классификация рисунков Адрар-Ахнета на два периода — до появления верблюда и после — не получила единодушной поддержки. Только изображение на рисунках домашней лошади служит бесспорным указанием на время их возникновения — не ранее второй половины II тысячелетия.

По сути дела, проблема сводится к тому, чтобы определить, предшествуют ли древнейшие наскальные изображения неолиту или нет. Естествоиспытатели М. Буль, М. Солиньяк, Л. Жоло и некоторые исследователи доисторического периода, в частности А. Кюн, отвечают на этот вопрос утвердительно и датируют первобытные рисунки верхним палеолитом (капсийским периодом), а аббат А. Брейль, весьма склонный к выявлению оттенков, даже рискнул ввести термин «эпипалеолитический». Но большинство исследователей, в том числе Г. Б. Фламан, А. Обермайер и особенно Р. Вофрей, убеждены в том, что наскальное искусство относится к эпохе неолита. При этом, правда, они не впадают в такую крайность, как Ст. Гзелль, одно время относивший его к периоду около 3 тысяч лет до н. э. Приводились многочисленные аргументы за и против каждого из этих утверждений. В настоящее время наука еще не сказала своего последнего слова, но уже можно констатировать, что мнения бесспорно склоняются в пользу неолита.

Что касается многочисленных сопоставлений наскальных рисунков Северной Африки с изображениями, найденными в Испании и особенно в Южной Африке, выявления сходства между североафриканскими рисунками и некоторыми произведениями эгейского или египетского искусства, то они теряют свое научное значение, как только с их помощью пытаются путем аналогий установить происхождение магрибоких рисунков, до сих пор, а может быть и навсегда, покрытое тайной.

Предыстория Магриба в какой-то мере дает представление и о его истории. При их изучении слишком часто приходится довольствоваться лишь приблизительной хронологией. Если ученые не в состоянии прийти к точным выводам относительно первобытных народов, то не меньшую трудность представляет изучение исторического народа берберов, хотя они, если не в этническом, то в социальном отношении представляют собой живую и устойчивую реальность.