Ветераны



Легионеры, даже прибывшие из-за моря, не собирались покидать страну при выходе в отставку. Тем более уроженцы Африки. Многие из них селились в местечках поблизости от лагеря, которые постепенно превращались в города, иногда довольно крупные: Ламбез, затем Верекунда (Маркуна), где их было очень много, Ксур аль-Гемайя, Казы (аль-Мадер), Ламигиг (Пастер), Диана Ветеранорум (Зана), где легионеры, возможно, составляли большинство населения. На севере Алжира бывшими солдатами были заселены колонии Оппидум Новум (Дюперре), Мадаврос (Мдауруш), Ситифис (Сетиф), Куикуль (Джемила). Обычно новые города не примыкали к лагерю. Ламбез, например, находился на расстоянии мили от него. Были, однако, и такие города, которые начинались непосредственно за лагерным валом. В Рапиде (Сур-Джуаб близ Маскерэ, в 35 км к западу от Омаля) кучка хижин (canabae) лепилась к самим стенам лагеря. Население таких центров, состоявшее из берберов, ветеранов и римских граждан, сохраняло военный уклад жизни, хотя располагало собственной корпоративной организацией, которая подготовила его переход в разряд pagi во второй половине II века.

Ветераны, селившиеся на границах, должны были в случае необходимости оказывать помощь своим товарищам, находившимся на действительной службе. Император Александр Север пошел еще дальше по этому пути. Он раздавал завоеванные земли со скотом солдатам, которые могли обеспечить себе в лагере замену в лице своих сыновей, и которых он поселял, например, в укрепленных пунктах (castella) на равнине Сетифа, чтобы преградить путь набегам кочевников. Гордиан III продолжил и развил эту политику военной колонизации. Именно ветераны совместно с легионерами обеспечивали на юге Нумидии безопасность границы с Сахарой и обороняли ее сами, когда гарнизоны были отозваны. Таким образом, с III века солдаты-хлеборобы выступали на границах пустыни в роли тех, кого Гонорий в конституции 409 года называет limitanei, на обязанности которых лежала охрана африканских лим и рвов от всяких покушений.