Земледелие в I веке. Пшеница



С земледелием берберов познакомили не римляне. Еще задолго до них его развивали в Африке Карфаген и нумидийские цари. До римлян в Триполитании и в Тунисе культивировали оливу и виноград, сеяли пшеницу и ячмень, хотя в других местностях знали только зерновые. Императоры содействовали развитию сельского хозяйства тем, что поддерживали мир, умножали средства производства, оживляли пастбищные земли и организовывали сбыт продукции. Так, Африка приобрела вид большого, систематически возделываемого поместья.

На протяжении I века правительство насаждало культуру твердой пшеницы, руководствуясь в первую очередь политическими соображениями. Со времен Августа 200 тысяч граждан Рима потребляли бесплатно миллион буассо хлеба в месяц, которые обезлюдевшая Италия с ее многочисленными болотами и пустошами была не в состоянии произвести. Недостаток хлеба по всей империи, который отнюдь не компенсировался перепроизводством вина и оливкового масла, вызывал голодовки и мятежи. Рим пытался преодолеть хлебный кризис, предписывая расширять посевы зерновых за счет виноградников и оливковых рощ. Домициан попытался даже запретить посадку виноградной лозы. Эти меры применялись, в частности, в Африке, которая становилась страной монокультуры. Переход к монокультуре в Африке был осуществлен тем быстрее, что фосфорнокислые и неистощенные земли Дахлы, Сусского Сахеля, районов Сук-Ахраса, Гельмы, Константины и Сетифа, равнины Сидибель-Аббеса давали хорошие урожаи. Плиний пишет о посевах, которые давали сам-сто пятьдесят, о кустах почти в 400 стеблей, выросших из одного зерна. Урожаи сам-сто и более не были «ботаническим чудом», но все же составляли, очевидно, исключение и достигались только в особенно благоприятные годы на ограниченных участках земли.

Урожай сам-десять, приводимый Святым Августином для Гетулии, очевидно, более соответствовал действительности. Что касается утверждения Страбона будто земли Берберии давали по два урожая в год, то оно не выдерживает критики, так как вызревание хлебов в Африке столь же продолжительно, как и во Франции, а скороспелые сорта в то время были неизвестны. Успех, которым пользовалась африканская пшеница, объясняется в первую очередь ее полновесностью и высокими качествами.

Поля обрабатывали примитивной сохой, в которую, по словам Плиния, «с одной стороны впрягали строптивого осла, а с другой — женщину». Пахоту проводили в период дождей, а засеяв поля, не производили ни культивацию, ни прополку и возвращались к ним лишь для того, чтобы серпами снять урожай. Зерно из снопов вытаптывал скот, а хранилось оно в силосных сооружениях. Применялся тот же севооборот, что в настоящее время — один год сеяли зерновые, в следующий оставляли землю под паром. Даже когда Африка перешла целиком к культуре пшеницы, туземцы для личного потребления сеяли ячмень.

Помимо пшеницы, сеяли полбу и вику. В Африке, произрастало множество фруктовых деревьев: фиги, гранат, миндаль, груша, айва, цедрат, орех; выращивались нут, репа, артишок, дыня, дикая спаржа, чеснок, лук, африканский трюфель (terfezia), тмин. Широкое распространение получало овощеводство, особенно в окрестностях Карфагена. Богатые римляне высоко ценили экзотические фрукты, и на пиршестве у парвеню Тримальхиона, описанном Петронием, на стол подавали африканские фиги.

В те времена, как и поныне, в Африке разводили берберских лошадей, неуклюжих с виду, но послушных, быстрых и выносливых; мулов, ценившихся очень высоко, так как в них скрещивалась кровь магрибского осла и берберской кобылы; малорослых быков так называемой гельмской породы, коз, курдючных овец, маленьких мавританских ослов, отличавшихся неприхотливостью и резвостью, свиней, мясо которых входило в рацион римского солдата, кур, уток, гусей, голубей, цесарок, куропаток — несомненно домашних, и пчел. Из Африки получали хищных зверей для цирков, в первую очередь львов, пантер и медведей. При Августе за 26 дней празднеств в амфитеатре погибло 3500 животных. Их так и называли «ливийскими» или «африканскими зверями», а то и просто «африканцами»... Охота на слонов для пополнения цирка, для кухни гурманов, которые, по свидетельству Плиния, любили хрящи хобота, и в первую очередь ради слоновой кости приняла хищнический характер и привела к истреблению этого животного.